Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

4.White Dune

Воистину долбанутый

Оригинал взят у wombatik в Над схваткой
Ее лидер сказал, что ее позиция "заключается в том, в чем она заключалась на протяжении последних 25 лет": она "не поддается ни на какие политические соблазны и отказывается от обслуживания каких-либо политических позиций". Угадали? Правильно, это РПЦ и ее предстоятель патриарх Кирилл.

"Наша принципиальная точка зрения заключается в том, что Церковь должна быть поверх схватки, она должна сохранять свой миротворческий потенциал даже тогда, когда всем кажется, что никакого в принципе миротворческого потенциала не существует", - сказал патриарх в среду на заседании Высшего церковного совета в Москве. Его цитирует "Интерфакс". Соответственно, в гражданском конфликте на Украине Православная церковь должна примирять людей, а не обслуживать какие-либо политические интересы, считает он. Противоборствующим сторонам она может оказывать поддержку "исключительно в рамках своего Божественного мандата", того, что "Господь поручил Церкви": совершать пастырскую душепопечительскую работу, примирять людей.

Руководителей синодальных учреждений и представителей других руководящих церковных структур патриарх призвал употребить все усилия для того, "чтобы мир снизошел на украинскую землю, чтобы люди примирились, чтобы восстановились законность и порядок, чтобы обеспечивались права людей и не попиралось их достоинство".

"Украина политически является страной-заграницей - духовно и исторически этого никогда не было. Мы пред Богом один народ, мы исповедуем одну православную веру, как кому-то бы ни хотелось сказать, что и иные веры исповедует украинский народ, - сказал патриарх, обращаясь к верующим перед началом коленопреклоненной молитвы об Украине. - Мы с уважением относимся к религиозным меньшинствам, но продолжаем утверждать и будем утверждать, что Украина есть органическая часть Святой Руси, православная страна".
4.White Dune

Today

Много работы. Сроки. Они горят. Приезжаю на работу в 7-30. Да-да, тот, кто обычно туда приезжал в 11, 12, 13-ть, а то и вовсе работал из дому. Или из пляжу на боку. На боку, боку, боку, работал?
Получается сделать больше, пока не наедут те, кто звонят, те, кто ходят, те, кто мешают. Те, кто думают, что они работают.
КПД 156% и продолжает повышаться!
Потому нет времени писать. И даже читать. Кручу на ускоренной перемотке ЖЖ-вопли.
Всё скучно и убого. Вопли про Шендеровича – он съел жирафа в Чечне, как я понял, к которому лично испытывает симпатии Кадыров, великий призидент субъекта великой же Фидирации. У жирафы, между тем, была девочка-покровительница, которая то ли внучка Сталина, то ли спаслась при блокаде, но теперь восстала, с укоризной держит мишку плюшевого. Мишка не пищит.
В общем, расчёсывая Олемпиаду, РФ несётся к успеху, то бишь, к девальвации рубеля и запрету гомосексуализма/РПЦ/конституции/спящего медведика/толстого Пу/Пуси-Мадоннессы/Кабанессы/геКураева и прочих явлений Преисподни фидиративной.

Что же, не кукситесь…
Виват! С праздником Вас Святого Валентина! И Валентинессы!
Любите себя… ;) А лучше любите хороших людей… И они полюбят вас тоже! :)
4.White Dune

История радуги

Все тут восхищаются о.Кураевым.
Который внезапно прозрел и стал таки как бы бороться в ветряными мельницами. То есть с "гомо-лобби (не знаю, что это, не пробовал!) в РПЦ" (ищите темы сами, это очень забавно в культурологическом смысле)

У меня же простой вопрос - где он был последние 30 лет, если, по словам его же - он был в курсе.

PS Поступило мнение, что о.Кураев - обычная марионетка в руках КакБе ФСБ.
Я не согласен. Это необычная марионетка, это всё же личность. С запросами на духовность, на мораль.
А что же с ней не так, обсудим позже.
4.White Dune

Про религию - 2

Ну, что сказать. Всё ещё намного хуже, чем казалось.
Правители РФ всё же накрутили своих «истинных граждан» (это, видимо, православные или те, кто себя ими мнит?).
И разожгли религиозную войну. Пока только в головах. Что видно на страшном примере – теракте, что случился в Волгограде вчера. И на тех высказываниях, что с убеждением выдают вполне себе люди-«христиане».
Уж немного осталось ждать, когда вся эта гадость выплеснется на улицы. Хотите, предскажу дату? Нет, не буду Кассандрой. Но вы её тоже знаете.
Что дальше – погромы? Зачистки? Добровольные дружины? Заборы? Бомбы?
Столько ненависти друг к другу. Человек к человеку. Это страшно.
Я всегда думал, считал, что человека, его сознание, формирует семья и школа. Откуда эти «новые люди»? Неужели ТВ и другие СМИ заместили семью, школу? Или это теперь реальность в каждой семье - воспитание в ребёнке ненависти к другим людям?
А ведь христианство, а точнее «христианская мораль» - которая есть суть морали сегодняшнего западного общества, независимо от того, верующий ты или нет, предполагает разрешение конфликта мирным путём. Путём понимания, осознания точки зрения и разрешения причины конфликта.
Но путь этот сложный и долгий. Путь «замочить в сортире» кажется короче и дешевле.
Да вот не правильный это путь… Не короткий, жестокий и бессмысленный.

Не говорите мне, что «те» - звери. Мы сами такими были недавно.
Мы можем помочь, а можем сделать вид, что мы тут не причём.

И давайте избавляться от религий. Потихоньку, с себя. Небо станет чище и ярче. Меньше будет поводов для ненависти.
Я, как человек разумный, верю в это. Это единственное, во что я верю. В людей.

PS Некоторые даже предлагали новую, новейшую «Варфоломеевскую ночь»... По вере, по национальности, по месту проживания. Мне не стыдно их назвать мразью, не смотря на всю мою толлерантность и регидность.
PSS Посвещается этот пост всем моим друзьям – атеистам и агностикам, христианам, мусульманам, буддистам, арабам, евреям, цыганам, русским, грузинам, коми, украинцам, немцам, геям и натуралам, мужчинам и женщинам, и, даже - феминисткам. Простите меня те, кого не упомянул. Я всех вас люблю, друзья мои. Не убивайте друг друга. Любите друг друга.
4.White Dune

Про религию

Религия - это абсолютное зло.Религия должна быть уничтожена.Но память о ней должна остаться. Так же, как о фашизме/нацизме.
N12

Она плывет на Титанике

Предположим, вас зовут приблизительно Роза Дьюитт Бьюкейтер и вашу мать зовут Рут. А ваш отец умер, оставив вам в наследство только шикарную фамилию Дьюитт Бьюкейтер и кучу долгов.
 
Всю жизнь вы занимались пением, или чтением церковных книг, или может даже изучали хиромантию. У вас широкий круг общения среди подобных вам. Откуда берутся деньги - у вас практически нет представления – не смотря на долги, вы целыми днями ходите в кафе, исписываете письма к подругам рассказами о том, как вы ходили в кафе, и как на вас смотрел вон тот клетчатый мужчина в полоску, и как вы потом с ним возлежали на вон тех живописных камнях, и как он вам делал вот так, ручкой посылал поцелуи, то есть. И так – каждый день.

Но однажды ваш Титаник идет ко дну. И нет никакого Джека Досона под рукой. И Кэла Хокли тоже нет. И даже Титаник – не корабль, а стиль жизни, не попавший в столкновение с айсбергом, а всего лишь попавший в финансово-экономический кризис. А брильянт оказался фальшивым хрусталем от фальшивого Сваровски.

Что же вы станете делать в такой ситуации?

Ваши навыки в чтении церковных книг и хиромантии никому не нужны.

Пойдете ли вы работать белошвейкой? Развеяв все фамильные воспоминания о вот том клетчатом мужчине в полоску в прах и дым.
AJ real 2

Смерть Венеры

Ветер приносит темную влагу прибоя - она проникает сквозь закрытые окна и сжимает сердце Венеры страхом. Ночь за ночью. Каждый новый день приносит липкое ожидание ночного ужаса: его неизбежность заставляет Венеру терять рассудок; метаться раненой птицей в дорогой клетке дома весь день, не желая прихода ночи; содрогаться в беззвучных конвульсиях истерики. Сна нет, не помогает ничто; рука тянется к телефонной трубке и безвольно опускается, телефон превращается в недостижимое божество. Венере кажется, что прошла вечность с тех времен, когда она спала ночью, и каждая ночь тогда была не похожа на другую ночь. Венера любила ночь когда-то раньше, давно; она помнит каждую ночь в своей жизни. Она любила смотреть на звезды и Луну. Луна никогда не бывает одинаковой, она всегда немного другая: меньше или больше, светлее или темнее, белая, желтая, иногда красная, гневная. Луна притягивает к себе, обещает и никогда не выполняет обещания, но ты все равно ей веришь.

Прижавшись к стеклу лицом, Венера смотрит сквозь нестройные капли дождя на море, черное, как нефть, как тоска в ее душе, как темная паутина, окутавшая ее сердце. Низко над водой висит огромная кровавая луна, манящая и злая, обещающая и обманывающая. «Я устала не спать», - шепчут потрескавшиеся губы.

В ванной комнате Венера достает эбонитовую шкатулку Марты, все на месте: шприц, ложка, жгут. Порошок. Дрожащими руками, когда-то столь уверенными, Венера готовит дозу, большую, чем можно; несколько мгновений ей кажется, что она не сможет сделать укол и она готова оставить задуманное, но все получается. Она роняет шприц на пол, смотрит, как он разбивается, добавляя необходимый штрих в нереальную картину ее решения. Наступает на осколки, чтобы почувствовать боль в последний раз и сладкая боль приходит почти мгновенно. Помня, что времени остается немного, Венера идет в кабинет и берет лист белой шершавой бумаги; пишет ровным красивым почерком: «Марта, я ждала тебя. Прости меня, мне, не хочу встречать ночи одна, ждать, верить и не знать, знаю, что, когда ты прости , ты для мтво лю… ». Рука выводит линии, которые больше не складываются в буквы, последний изогнутый штрих напоминает изгиб сумасшедшей волны, буквы теряются из слов, слова не составляют фраз, фразы не отражают мысли, мысли не существуют в разуме. Мысли больше не существуют.

Объятия Морфея оказываются неожиданно быстрыми и сильными, окутывающие мягким теплом, приносящими прощение и Венера не может им сопротивляться, да и не хочет. Она возвращается в ту ночь, которую она любила и знала; в ту ласковую ночь, когда рядом была Марта; на теплый, шепчущий под ветром песок, где они вместе смотрели на звезды, лениво смеялись и прикуривали одну сигарету от другой, зажигая маленькие огненные светлячки и наблюдая, как голубой дым клубится в тиши черного воздуха, поднимаясь к Луне причудливыми кольцами и спиралями; раскинувшись под их небом и чувствую себя богинями всего мира, равнодушными к чужому мнению, слишком сильными, чтобы чего-то бояться. Нежные и холодные, любящие и жестокие, снисходительные и циничные. Слишком много любви для людей. Слишком много любви для богов.

В мутной предрассветной тиши мягко шуршит гравий под колесами автомобиля. Марта открывает дверь и задыхается, не решаясь войти. Дом пропитан странными и тяжелыми, черными запахами: «Как, как… где?», - думает она, память не подсказывает ответа. - Дорогая! Что это за вонь? – она идет по дому, минуя комнату за комнатой, но Венеры нигде нет. – Дорогая? Венера?, - куда же подевалась эта истеричка? Марта застывает на пороге светлого кабинета; в сером свете утренних сумерков, на белом мрамором полу неудобно лежит Венера. Лежит, поджав ноги, прижав одну руку к животу, другую вытянув вперед, в сторону окна, моря за окном, в руке лист бумаги. Почему-то Марта все понимает, но механически наклоняется и вырывает письмо из руки Венеры, стараясь не дотронуться до нее.

«Марта, я ждала тебя. Прости меня,…» -Сука! Тварь! Дешевка!!! – Марта в бешенстве рвет письмо и, комкая обрывки, швыряет их в Венеру, на пол. – Сука! Ты всегда думала только о себе! – Марта пинает Венеру ногами, продолжая выкрикивать бессмысленные ругательства и пинать, и пинать, пинать и кричать. По ее лицу текут слезы, она не замечает их. Это горькие слезы ярости и обиды.

Марта быстро проходит по дому, кидает в сумку деньги, украшения Венеры, хранящиеся в сейфе, код на котором не изменился, черную шкатулку; уже дойдя до выхода, возвращается и собирает обрывки бумаги. -Добилась своего, да? – она еще раз толкает Венеру в бок, несильно, с неожиданным сожалением. Чего же она добилась? – мысль возникает и исчезает, отгоняет Марту от Венеры.

Грохает входная дверь, резко взвизгивают покрышки: на секунду умолкают чайки, и, дождавшись, пока звук не растворится вдали, продолжают кричать, низко кружась над серым морем, выискивая рыбешку в легкой волне прилива.

Венера спит, и ничто больше не тревожит ее сон: она вновь с Мартой, они вместе смотрят на звезды и Луну, курят, смеются, любят, вновь и вновь заглядывая в глаза друг друга, переплетая руки и даря тепло каждым прикосновением. Нежные и снисходительные, любящие всю бесконечную вечность, боги.