?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Возвращение

…значит, где бы ты теперь ни странствовал,
На пороге любой весны
Будешь бредить полярными трассами,
Будешь видеть снежные сны.

Роберт Рождественский


… Скоро отпуск, а Олег всё ещё не решил, куда поехать. Ему хочется в Норвегию, вновь пройтись по Атлантической дороге, вдохнуть запах океана, послушать звук прибоя. Проехать от Бергена до Тромсё на машине, мечтается ему, по горным дорогам и берегам фьордов. Три, а может четыре тысячи километров. Но нет попутчиков - у кого-то семья и отдых на курорте, кому-то мировой кризис сломал планы, кто-то, наверное, просто уже слишком стар, чтобы ночевать в палатке, думает он. Ехать ли одному? Авантюра ещё та. И он в раздумье листает дальше страницы Интернета. Свальбард. Его Родина снова всё так же далека: тур на теплоходе за пять-шесть тысяч евро? Может быть, через год или два, если кризис не свалит и меня, думает он. И всего два быстрых часа на берегу. И дальше, Кочующий Северный Кинофестиваль, читает он, пройдёт с 14 по 20 августа 2009 года в поселках Баренцбург и Пирамида – российской территории архипелага Шпицберген. Ну, и каким я боком к кинофестивалю, думает он, отправляя письмо Марине, фотограф?



… 14 августа он идёт по терминалу в Гардермуэне, аэропорту Осло. Самолёт в Лонгиер ожидают, это невероятно, пожалуй, что все двести человек. Как же тут узнать симпатичную блондинку Лену-фотографа и остальную компанию? Вы не Лена? Вот? Ай нид ту чек май докс, мей би, смеется она. Ну, и ладно, думает он, найдемся на месте, посадка на рейс закончена.


…в самолёте многие пассажиры спят, уже совсем поздно, а Солнце вдруг останавливает ход и замирает невысоко над горизонтом, освещает облака розоватыми лучами. И вот уже макушки снежных вершин разрывают плотные облака. Это Свальбард, Шпицберген, Остров, думает он, отгоняя сон вторые сутки подряд.


…вертолёт слегка раскачивается, но всё никак не взлетает, винт вращается всё быстрее, лязг всё громче, когда же этот ветеран воздуха взлетит, думает он, да и взлетит ли? Он никогда не летал вертолётами и ему немного страшно, ведь вертолёт падает камнем, тут уж вариантов нет. Что-то меняется в иллюминаторе, там появляется небо, залив: вертолёт-то уже летит! И тогда он видит первое чудо Острова - солнечный закат в полярный день, в такое время, когда Солнце играет самыми невозможными красками, но так и не уходит за горизонт. Страхи позабыты, ремень отвязан, камера в руках щелкает раз за разом, но эти краски не сохранить, их надо запомнить.


… знак ограничения скорости 50км, а под ним другой, 20км, Баренцбург, жилой российский посёлок, который ждёт гостей, участников кинофестиваля. Первый вечерний чай, первое знакомство, все рассказывают о себе, кто-то знаком, кто-то здесь впервые, так же как Олег. Как всё запомнить, думает он, кто откуда, как зовут, а это только начало.


… по пути в гостиничные номера, он, Марина, Оля и Максим задерживаются на несколько минут в холле, чтобы обменяться первыми впечатлениями, и кажется, что проходит час или два, пока им удаётся разорвать полярную манию общения, ведь здесь сейчас совсем нет ночи, и человек готов говорить круглые сутки, пока силы вдруг не оставят его… С потрескивающей пластинки нежно звучит мелодия из кинофильма «Красная палатка», и они, всё же, расстаются, чтобы увидеть первый полярный сон.


…весь день они знакомятся с Баренцбургом, его жителями, и жители приглашают гостей на Праздник рыбака – второй год на Остров приходит атлантическая треска. На причале звучит музыка, накрыты столы, женщины варят уху, мужчины жарят рыбу на углях, наполняются рюмки и стаканчики, звучит смех, шутки, люди подходят, знакомятся, разговаривают. Что может быть вкуснее настоящей полярной ухи? Только рыба на углях!


… кинофестиваль продлится неделю, но разве это много, думает он, время терять нельзя, и уговаривает Максима подняться на невысокий, как кажется, холмик за гостиницей, посмотреть сверху на Баренцбург и залив. Короб, старая деревянная лестница, местами без ступеней, без перил, лучше, чем камни, но так круто, ещё круче и где же этот край холма? Это, конечно, не Эверест, но с непривычки покажется Монбланом, не повернуть ли вниз… И вот вершина. Чёрт, а там дальше ещё одна! Ну, мальчики, говорит Оля, когда они возвращаются, а туда без ружья не ходят, там водятся белые медведи. И подмигивает.


… вечером все собираются в кинозале Баренцбурга, открывается Северный кочующий фестиваль – фестиваль художественных и документальных фильмов об Арктике, который второй год подряд избрал своим домом гостеприимный посёлок Баренцбург. Пришли и директор рудника, и российский консул, и многие жители посёлка, мужчины и женщины, дети – ведь фестиваль - это такое редкое культурное событие на этом небольшом северном кусочке российской земли, ему так искренне рады.


… «Якорь на сердце» Пола Джекмена. Айвинд не боится ничего, кроме любви. Он живет на корабле, на Юге Норвегии. Тридцать лет назад Айвинд оставил ферму и свою юношескую любовь, и с тех пор там не был. И ему потребовалось тридцать лет и смертельно заболеть, чтобы понять, что нет ничего важнее любви, думает Олег, как же так, почему так.


… Наташа рассказывает о своих работах, о гобеленах. Вот такое простое чудо, девочка слушает с восторгом, и Наташа дарит ей свою книгу, интересно, может быть, она тоже когда-то создаст такие красивые вещи, а может, бросит всё через несколько лет, вспоминает он, как когда-то, 30 лет назад начал брать уроки музыки на Острове, чтобы через несколько лет бросить занятия. И, может быть, для кого-то только в 40 лет всё начинается, настоящие гобелены, настоящие фотографии, настоящая жизнь, думает он.


… здесь нет деревьев, и любое дерево, что вы тут увидите, принесло море или привезли люди, рассказывает Оля, и компания идёт дальше по берегу залива. Что-то лежит здесь недавно, что-то десятилетия и больше, оставшись от построек поморов, что-то скрыто в вечной мерзлоте, в этом климате дерево почти не стареет, да и люди тут стоики, и вас тоже потянет сюда, думает он о товарищах, и Остров не отпустит вас никогда.


…вечером они идут за границу Баренцбурга, посмотреть на горы, на закат полярного дня, забыв напрочь о белых медведях. Солнце нежно выкрашивает желтым тоном дома, траву, горы. Это особое время, время, когда становится тепло, и не замечаешь холодный ветер. Интересно, думает он, можно ли стать друзьями за один день? Если только на Острове.


… и рано утром буксир с большой весёлой компанией полярников, а сегодня все они - полярники, хоть на день, выходит на Пирамиду, и Остров дарит им волшебную погоду. Над темно-лазурными волнами кружат птицы, дворцовые горы поворачиваются разными гранями, создавая новые и новые сказочные архитектурные ансамбли.


… а в тепле кают-компании кто-то поёт, кто-то пьёт. И время не имеет значения, только эта компания имеет значение.


…Пирамида. А что было, и что есть в этом слове для него? Была Родина. А стало? Ну, он не знает ещё - что. Только бы не заплакать как ребёнок, думает он, и жмурится, и кривится, сойдя на берег, а Татьяна успевает поймать этот миг.


… здесь больше не живут, кто и зачем так решил, и что можно изменить, вот о чём они думают, когда идут по пустым улицам, по газонам, где растёт самая высокая трава на Острове, по пустым зданиям, по заброшенному клубу и опустевшей библиотеке, мимо скоморохских балалаек и расстроенного пианино, а с пожелтевших фотографий улыбаются люди, что строили этот мир, их нет здесь.


… где-то был каменный курган, думает он, и в нём лежала тетрадка, там он написал что-то, не вспомнить, тридцать лет назад, сейчас бы её найти. Но нет кургана, и нет тетрадки, и есть только несколько минут одиночества на этой родной земле, и он слушает ветер, а над головой летят облака, и всё как тогда.


… и дом, он просит сделать фото, на память, и не на следующие десятки лет, почему-то это уже понятно. Только никогда не получится улыбнуться так же.


… а когда они вернутся вечером в Баренцбург, Остров подарит им последний оттенок своей сегодняшней палитры, и над пирсом прошелестит долгое «аааах!», и затеряется эхом среди нарисованных золотых гор и огненных ледников.


… фестиваль становится не только культурным событием - к нему присоединяются и учёные, работающие на Острове. Они все вместе, за круглым столом, размышляют и спорят о будущем науки и культуры на Острове, и как их объединить ради одной цели, возродить утраченное в последние годы и построить новое.


… как будет развиваться фестиваль дальше, вернётся ли он на Остров - зависит от множества обстоятельств, и от тех людей, которые ему помогают. Они обсуждают идеи с российским консулом, а ведь правда, думает он, всё зависит от людей.


… а может быть, если повезёт, если люди помогут, следующий кинофестиваль привезёт с собой коробки с 35мм пленкой, и вновь оживёт настоящее кино на большом экране в Баренцбурге и Пирамиде.


… когда смотришь на хрупкие цветы полярного лета, внезапно понимаешь, как быстро всё проходит, видишь, как появляется росток, как распускается бутон, и видишь, как он стареет на глазах, а что же можно поделать, думает он, только жить каждым этим днём, сколько хватит сил, пока ветер не унесёт тебя, жить среди людей.


…и вдруг оказывается, что фестиваль уже закончился, а столько интересных фильмов ещё не посмотрено, и сколько слов ещё не сказано, и как не хочется прощаться и уезжать от тех, кто дорог.


… и еще один тёплый, последний вечер, пикник на мысе Хер, с анекдотами, с песнями, что зацепят тебя и больше не отпустят, так их поют только здесь, для души, для тебя, и ветер стихнет за тонкими стенами, и тоже будет слушать песню.


… в Лонгиере есть музей, а в музее холл, а в холле – шкуры тюленя, чудесная музыка и стихи в наушниках, и вид на горы из окон, когда ты там приляжешь, то не захочешь уходить. Иногда хочется просто лежать и мечтать, вот так, чтобы было тепло и уютно, думает он, почему бы себя немного не обмануть, пусть на миг, а потом всё равно поднимешься и пойдёшь дальше, станешь вечным кочёвником Севера.


… мы прощаемся, Марина, спасибо тебе огромное, говорит он, и думает, если бы ты не ответила на то письмо, не было бы ничего, и не было бы той Пирамиды, что остаётся теперь с ним, и с ними, навсегда.


… на Самом Краю Света они едят самую вкусную рыбу на свете, пьют самое вкусное пиво на свете и думают самые разные мысли - их не дано прочесть друг другу. И он думает, что знает, о чём эти мысли. Надо ли говорить вслух то, что понятно без слов.


… и всё начинает сворачиваться, скручиваться в жесткую пружину, которая колотит и разрывает тебя изнутри горечью потери, а потом вдруг он говорит, я буду ждать тебя.
***
В самолёт входят три девушки, смеются, идут по проходу, задевая головы пассажиров, несут в руках бумажные свёртки, из которых доносится аромат салями, пепперони, томатной пасты, сыра: это пицца. Последними идут двое мужчин, в руках у них нетбуки, они так и не смогли от них оторваться, опаздывая на борт: не глядя, нашаривают ремни безопасности, пристегиваются к креслам. Двигатели набирают обороты, и стюардесса выходит в проход между кресел, рассказывает, театрально улыбаясь, как спастись, если самолёт упадёт, вы видели это тысячу раз, пассажиры не слушают и скучают. Плачет маленький ребёнок. Ну, а я закрываю глаза, и все звуки самолёта стихают.

Кто-то в кирхе Лонгиера, которая открыта для всех и где всегда уютно, играет Баха, Прелюдию №1 в до-мажоре. Вдали, над горами в желтых, оранжевых, розовых и голубых цветах зарождается новый день, он всегда другой. Дни никогда не повторяются. Солнце протягивает лучики к земле сквозь пелену облаков, рисует дорожку на воде, к пирсу. И вот я уже стою на пирсе, у подножья горы, и это Пирамида. Люди, там много людей, и они оборачиваются: это мама и папа, Наташа, Максим, Марина, Оля, Сергей, Андрей, Таня, Ольга, Илья, Анджела, человек с ружьем, капитан, консул, и еще лица, лица, лица, люди улыбаются.

Я вернулся.
1979-2009

Comments

airin9
Jan. 22nd, 2011 09:19 pm (UTC)
Завораживает...И рассказ,и фото..."Тот,кто раз полюбит Север,не разлюбит никогда!".Сама живу на Севере(хоть и не таком дальнем),поэтому-понимаю.

Profile

4.White Dune
fa_sharp
Alex Justas, тот самый парень.

Latest Month

September 2015
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags

Page Summary

Любить - это понимать, принимать пороки другого. Я ненавижу охоту; я за косметические операции; я выступала за аборты; фанатики мне отвратительны; я обожаю Пикассо; мне не нравятся квартиры, где в застольях ничего не изменилось, кроме электричества; я предпочитаю ужинать с транссексуалами , нежели с занудами. © Eve, Pedale Douce
Powered by LiveJournal.com
Designed by Teresa Jones