Alex Justas, тот самый парень. (fa_sharp) wrote,
Alex Justas, тот самый парень.
fa_sharp

Category:

О толерантности, политкорректности и фобиях.

(Инспирировано полемикой вокруг ВВМ)

Толерантность подразумевает под собой спокойное отношение, приятие чего-либо чуждого данному конкретному человеку. Толерантность это не то же самое, что политкорректность. Политкорректность – это не приятие, а внешние обхождение предмета недовольства, фобии, облечение слов в обтекаемую форму, которая не должна нанести обиды этому иному. Причем мысли остаются все те же – совершенно нетолерантные, фобические.

У каждого, конечно, свой уровень толерантности. И, может быть, невозможно быть абсолютно толерантным ко всему.

Лично я не толерантен к злобе, к проявлениям насилия. Но не обращаю никакого внимания на то, политкорректен кто-то или нет, и сам неполиткорректен.

Одно и тоже слово, фраза, в разном контексте и в разных обстоятельствах приобретают различное значение. От оскорбительного до уважительного, от ласкательного до ругательного. Поэтому просто так цензурировать фразы (мысли) видится неразумным.

Многие обсуждают фильм - ВВМ, который как ни крути, затрагивает проблемы толерантности и политкорректности, т.к. он выдергивает тему гомофобии – одну из острых фобий, относящихся к ксенофобиям. Можно, конечно, обратить внимание на другие фобии – например, расовую. Как якобы нам показали в Трэше. Черт – в Крэше – уже пишу автоматически - «Трэше», закрепилось, рефлекс.

Расовая фобия существует, но она все ж имеет отличие от гомофобии, так как всегда локализована и имеет политическую подоплеку. Гомофобия же не имеет географических границ и базируется, возникает в основном благодаря общественным традициям – и тут уже не политические власти, и не государство выступают их регулятором.

Откуда же она берется?

Гомофобия… С ней не рождаются, эта фобия обретается в процессе воспитания. Как воспитывали Энниса – ему показали, что случается с мужчинами, людьми одного пола, которые живут вместе. Их убивают. У ребенка должен закрепиться условный рефлекс: «жить с человеком одного пола = смерть». И Эннис говорит: «Если мы сделаем это в неправильном месте, мы будем мертвы». И когда погибает Джек, хотя нет никаких указаний на то, что его убили, Энис считает, что Джека все же убили, как убили того стрелянного воробья неподалеку от его дома, и один из убийц был его отцом.

Мы помним и другой момент из книги, который не показан в фильме – как отец Джека наказал его за описанный унитаз. Отец помочился на Джека. Конечно, понятно, что это большое унижение, и даже маленький ребенок это поймет, или это отложится в его подсознании и повлияет на его будущую жизнь в большей или меньшей мере. Создаст какую-то фобию или, быть может, сделает злым, или безвольным.

Энис мог стать, быть гомофобом. Он мог жестоко избить Джека в тот первый раз в палатке. Или даже позже – когда протрезвел, и осознал, что же произошло. Или убить. Эннис мог передать свою гомофобию свои детям – и так бы все продолжалось.

Но, чувство оказалось сильнее страхов, и два человека забыли о своих фобиях, страхах. Пошли на запретные отношения, на запретную любовь. Осуждаемую и непринимаемую обществом. Но кто такое общество? Это те же Эннис и Джек, их родители, их дети…

Другие Эннис и Джек никогда не пошли бы на такие отношения, даже если бы природа требовала. А ведь это чувство заложено природой, я имею в виду любовь – и к кому она возникает не зависит от всего воспитания, опыта, просто так определено природой, которая создает человека и управляет его жизнью. Человек волен влиять на природу. Но всегда ли это нужно? Что получается, когда мужчина или женщина запрещает быть себе с другим мужчиной, если он этого хочет, если это его настоящее желание? За это приходится расплачиваться. Он становится гомофобом, почти неизбежно. Он не может простить другим то, что не разрешает себе. И он будет воинствующим гомофобом…

Воинствующим гомофобом может стать и отвергнутый супруг, любимый человек – променявший отвергнутого на человека своего пола; мать или отец ребенка, отвернувшегося от традиций. Но таких людей меньшинство – как правило, близкие люди способны на понимание и прощение, приятие.

Есть и другой тип гомофобов – «я ничего против не имею, но пусть они спрячутся и не показываются мне на глаза». Такой довольно спокойный тип. Политкорректный. Не оскорбит, нет. Только про себя подумает. Это только воспитание и окружение, тут уже никаких личных мотивов. Вполне может общаться с людьми нетрадиционной сексуальной ориентации и никак не проявлять своего отношения, пока никак не затронута тематика и можно делать вид, что ничего и нет.

Собственно, с типами гомофобов – все. По моим наблюдениям, первые составляют примерно 10% общества, вторые – 40-50%.

Есть еще около 10% гомосексуально ориентированных людей. Большинство из них себя принимает и любит – значит и ругать не будет.

А кто же остается? Оставшиеся 30-40%, как сказал один человек, «гуманисты по натуре». Вот так, просто – никакие не гомолюбы, а просто гуманисты. В другом человеке видящее человека. Это и есть толерантность.

Что можно изменить и можно ли? Думаю, что можно. Но только напрямую, не с помощью законов и правил, а рассказывая и воспитывая своих детей в соответствии с законами природы, а не традициями, пришедшими к нам из темных веков, да так и оставшиеся с нами, несмотря на всю показушную кичливость и «продвинутость» современной цивилизации. Традиции все те же, и все так же передаются от отцов и матерей к детям, внушаются в школе. И все так же ломаются судьбы и жизни. А стоит ли?

Любовь – это сила природы.
Tags: society
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments