?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Капля за каплей

Оригинал взят у real_marsel в Капля за каплей
Из моих воспоминаний. Предупреждаю, грустная история.

- Ночка выдалась просто безумной,- уведомила меня старшая в реанимации при пересменке,- ночью привезли пацана: впечатался в фуру на высокой скорости, погонял на папиной машине. Всю ночь штопали, собирали. Родители рвутся, пока не пускать. От наркоза отойдёт через пару часов, следи за ним.

Отодвинув штору, вошёл в бокс. На кровати распластанное тело, интубация не может скрыть красивое молодое лицо. Смотрю в истории - Влад, 23 года, монитор показывает низкое содержание кислорода. Ставлю таймер на 15 минут и ухожу в отделение.

Родителей пустили после полудня, когда Влад вышел из наркоза, выдавая своё присутствие подрагиванием ресниц. Сурово внушил, что истерикам тут не место, сразу же выпровожу, если будет какой-то шум. Облачив в стерильную униформу, провёл почерневших родителей в бокс Влада. Всхлипывания маман были пресечены моим суровым взглядом и изогнутыми бровям (люди говорят, что по моим бровям легко ссчитать всё, что я сейчас думаю и намерен сказать. Или не сказать).
- Аккуратно присаживайтесь на стульчики, на кровать не садиться, шнуры не трогать, сына можете трогать только за руку, не передвигать и не шевелить.
- Мы как узнали, сразу приехали, всю ночь просидели в приёмном покое,- шумно зашептала мама, напомнившая мне индюшку.
- Я подойду чуть позже,- обрываю я её шёпот и ухожу за сменой к дозатору.
Мне совсем не хочется видеть, как эти люди будут убиваться над телом сына. Однообразная картина из раза в раз, она ничем не меняется. Глупость одних и беспечность других в сумме даёт всеобщее горе. Я не в силах больше разделять эту боль, моё дело оказать посильную помощь как можно добросовестнее.

Возвращаюсь с глюкозой, не спеша меняю смену в дозаторе, родители что-то шепчут полуплача. Мой сверх-слух улавливает какое-то движение со стороны пациента. К подрагиванию ресниц прибавилось движение губ. К тому времени трубку убрали, запёкшиеся губы смазывали маслом. Подношу ухо к лицу Влада. Что-то силится сказать:
- Анд.... Андр...
Это имя. Не мама и не папа. Это имя.
- Влад, сейчас я задам вопрос. Если ДА, крепко моргни одни раз. Если НЕТ, ничего не делай. Ты меня понимаешь?
Хорошее уверенное движение ресницами.
- Ладно. Ты хочешь видеть Андрея?
Снова моргание. Обращаюсь к родителям:
- Кто у вас в семье есть по имени Андрей?
Мамаша выпячивает глаза:
- Никого нет. Хотя... Погодите, у него есть друг Андрей, они вместе работают и часто ездят за границу на отдых.
- Он хочет его видеть. У вас есть его номер?
- Они вели себя обособленно, номеров нам не давали, да и не было необходимости.
Наклоняюсь к Владу:
- Влад, я постараюсь его найти и сообщить о твоём желании. Сейчас же этим займусь.
Ухожу звонить в регистратуру и приёмный покой. Сообщаю, что к нам в реанимацию может проситься некто Андрей. Пусть мне позвонят. Из регистратуры тут же перезванивают:
- Мася, так тут есть у нас один, с утра уже мается. Друг семьи говорит, а неродственников вообще пускать нельзя.
- Спасибо, зайка, я сейчас сам спущусь. Скажи ему, что бы ждал меня возле лифта.
Беру упаковку с одноразовым халатом, накидываю чепец и второй халат на себя, еду вниз. Возле лифта нервничает девочка из регистратуры и высокий крепкий парень.
- Мася, если узнают, что ты того, всем по башке дадут.
- Не узнают. Иди работай. Вы Андрей?
- Я,- выдыхает.
- В лифт.
В лифте надеваю на него халат, бахилы, чепец и маску.
- Давно вы с Владом?
- Э-э-э-э, в каком смысле?
- В том самом.
Тут наступает полное понимание, что мы друг друга поняли и без лишних слов.
- Он ведь выберется?- с надеждой спрашивает Андрей.
- Я не имею права отвечать на такие вопросы. Но так же я не имею права приводить тебя сюда. В его случае остаётся надеяться на лучшее. Слишком много внутренних повреждений. Селезёнку почти полностью удалили.
Андрей зажимает нос рукавом и отворачивается. Лифт возносит нас на 12-й этаж.
- Соберись, Андрей. Плакать пока рано. Он слышит, но не может говорить. Посиди тут: мне нужно избавиться от родителей.
Иду в ординаторскую.
- Иван Петрович, окажите мне услугу. Поговорите с родителями, сам я не могу от них избавиться. Дайте мне 20 минут.
- Процедуры ещё рано проводить. Пусть они помогут.
- Нет, там нечто личное.
- Я даже знать не хочу, что ты там творишь. Зови сюда своих горемычных.
Иду в бокс, приглашаю родителей пообщаться с врачом. Провожаю до ординаторской, галопом бегу в холл перед лифтами, знаком зову Андрея в отделение. Пропархиваем в бокс Влада, даю инструкции ничего не трогать.
- Хей, братишка, как ты тут? - Андрей наклоняется над Владом, щекой прижимаясь к его лбу, - не хило тебя раскрутило. Сколько раз тебе говорил: будь осторожней за рулём.
Неуклюже кладёт свою руку в его ладонь и прячет лицо в подушку.
- Я постою на стрёме, - проглатываю ком в горле и выхожу. За занавеской тут же раздаются приглушённые рыдания и всхлипывания. Делаю вид, что перебираю шприцы на процедурном столике. Мой слух...
Вы уже не раз слышали о моём феноменальном слухе и не раз ещё услышите. Я слышал каждое слово, не мне предназначавшееся. Даже любя человека, мы не можем полностью открыться в своих мыслях и чувствах, нас сдерживают какие-то препоны. Боязнь показаться смешным или через чур романтичным. Или даже глупым. Потому мы играем равнодушие, при этом исподтишка с восторгом поглядывая на того, с кем судьба свела нас в этот день и этот час. Слишком много причин молчать. И только лишь смерть срывает все барьеры и препоны, но почти всегда слишком поздно. То, что происходило в боксе, было праздником искренности и полной открытости. Ради таких слов я не против сам оказаться разрезанным, заштопанным и интубированным.

Через пятнадцать минут я тихо вошёл в бокс.
- Пора идти. Скоро вернутся родители, не думаю, что сейчас время дать им повод думать о чём-то лишнем.
Андрей был полностью раздавлен и опустошён, он с радостью бы остался здесь прямо на полу возле кровати своего парня. Беру его за локоть и тяну к выходу. Он почти падает на колени и припадает лицом к ладони недвижимого Влада, грубо, по-мужски, целует ладонь и запястье, попадая даже на канюлю. Сжимаю его плечо и грубо заставляю подняться. Поправляю чепец, вытираю на нём слёзы-сопли, надеваю на него маску и выпускаю вперёд, указывая путь к лифту.
- Не нужно так убиваться. Пока есть надежда, нужно цепляться за неё изо всех сил.
- Спасибо вам. Меня бы не пустили к нему, потому что я не родственник. Можно я буду звонить вам, чтобы узнавать об его состоянии?
- Вот моя визитка. Звони на домашний вечером, на работе мобильниками не пользуемся. Ещё увидимся. Халат брось в урну, когда будешь внизу.

Родители получили ещё десять минут, после разговора с врачом откровенно рыдали, мои нервы не выдержали, и я отправил их рыдать домой, сославшись на внутренние правила отделения. Мне очень страстно хотелось, чтобы этот парнишка выжил. Но несколько раз сказанное врачом «Пиздец» отрезвляло, как ведро ледяной воды. Оставалось надеяться на чудо и на молодость.

В ту ночь я не пошёл спать, проведя ночные часы в боксе у Влада, трогая его пальцы, чтобы понять, в сознании он или нет. Мысленно молил всемогущего бога в небесах, чтобы подарил жизнь этому молодому мальчику. Но бог оказался занят более важными делами, чем обращать внимание на мои тихие просьбы. Ночью интубировали, рано утром бригада реаниматологов минут 30 терзали бездыханное тело, выгнав меня за занавеску. Временами на меня накатывало, приходилось широко открывать глаза, делать глубокий вдох, изображая бурную деятельность за стойкой. До пересменки оставался час, когда нас позвали отключить аппаратуру и убрать инструментарий. В тубе капельницы продолжал капать физраствор, капля за каплей. Я был здесь, пока его жизнь вот так же медленно, капля за каплей, утекала от меня, а я не мог её остановить, так же, как не смог бы остановить песок, убегающий сквозь мои пальцы. «Странно, что они забыли перекрыть её»,- подумалось мне, и перекрыл клапан. Когда извлекли из тела последнюю иглу, неожиданно для себя я наклонился, обхватил голову умершего руками и поцеловал куда-то в макушку.
- Не рви себе душу, ты сделал всё, что мог, - сказала Настя-медсестра.

Я молча вышел, отправился за стойку заполнять табели. Но перед тем как сесть, взял в руку трубку телефона и долго её держал, задумавшись обо всём и ни о чём сразу. Потом решительно набрал номер Андрея.
- Доброе утро. Извините за ранний звонок, городская больница беспокоит. Андрея будьте добры.
Через пару минут в трубке послышалось сонное «Алло».
- Андрей,... ,- тут голос предательски пропал, мне пришлось шептать, - Андрей, внезапная остановка сердца, я был рядом всю ночь, мы ничего не смогли сделать, прости меня...
Он помолчал и неожиданно спокойно ответил:
- Сейчас приеду, дождись меня.

Пересменка прошла в тумане. Я был откровенно расстроен, ко мне никто не приставал, пропущенные графы в табеле заполнили сами.
В холле возле регистратуры меня ждал Андрей. Я не знал, что сказать ему, какие слова утешения подобрать, потому что здесь всех слов мира будет недостаточно. Я подошёл к нему, ещё подумал «Надо же, я ему в грудь дышу, а утром он казался ниже меня», он поднял сумку, которую я волочил по полу. Я собрался сказать что-то философично-умное, и тут ноги у меня подкосились, я уткнулся ему в грудь, из носа что-то потекло; его руки не дали мне упасть на глазах сотни людей, прижав к себе.
- Ты устал. Давай я увезу тебя домой.
Его спокойный тон делает ситуацию ещё более нереальной, потому что это я должен был выступить в роли сильного утешителя, а получилось наоборот. Андрей почти волоком вытащил меня из больницы, впихнул в машину, заботливо пристегнув ремнём.
- Ну-ка, посмотри на меня. Всё в порядке, слышишь.
Глаза застилала пелена, я никак не мог рассмотреть, как он сел за руль. Он протянул руки и взял моё мокрое лицо в ладони:
- У меня дома есть кедровый бальзам. Сто пудова, что ты не пробовал такой. Мигом тебя домчу.
- Вези меня куда хочешь...

Пока ехали, я изрядно проревелся, нисколько не заботясь, что может подумать обо мне красавчик за рулём. Потом сидели на кухне, я хлебал 45%-й кедровый бальзам, не разводя чаем, Андрей рассказывал, как ещё в школе влюбился в Владика, как впервые поцеловались, как долго боялись заняться чем-то более серьёзным и по-взрослому. И он так рассказывал, что я ловил себя на мысли, будто Влад скоро вернётся с работы, и Андрею придётся объяснять, что делает это пьяное чудовище у них дома, и почему оно вылакало весь бальзам и всю водку. И только воспоминания о капельнице и простыне на лице Влада возвращали меня к грустному факту.

Мы проговорили весь день. Когда сидеть уже не было сил, легли на пол прямо на кухне и разговаривали лёжа, положив голову на подушку. Да там и уснули, на ковре. Среди ночи я почувствовал, как он просунул руку под меня, подтянув к себе, лицом прижавшись между лопатками.

Прошло девять лет. Андрей женился, завёл детей, на парней лишь посматривает, но дальше этого никогда не заходил. Влад остался его единственной любовью, жена лишь для прикрытия. Мы с ним остались добрыми друзьями, такими друзьями, ради которого садишься в самолёт и летишь в другой город, чтобы обнять и поговорить по душам.

Время от времени мне снится сон, где я пытаюсь перекрыть капельницу, но всё тщетно, а Влад смотрит на меня ясными глазами и смеётся. Хоть я не знал его, для меня он является одним из ярких воспоминаний. Раз в год, в ноябре я иду в церковь поставить за него свечу, поплакать о нём и об Андрее, а потом возвращаюсь к своим будням, где капля за каплей утекает моя жизнь.




Tags:

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
donna_laura
Oct. 8th, 2013 06:03 pm (UTC)
Андрей смог/успел с ним попрощаться...
professor_yana
Oct. 8th, 2013 06:12 pm (UTC)
.
juice666
Oct. 8th, 2013 07:05 pm (UTC)
Марсель тот ещё сказочник.
И строитель и водитель,и безнесмен и тренер,и начальник и управляющий в крупной компании...........А теперь он - МЕДСЕСТРА))))))))))))
Короче, тот ещё пиздюк.
fa_sharp
Oct. 8th, 2013 07:36 pm (UTC)
Сказал, что реальная история.
juice666
Oct. 8th, 2013 07:44 pm (UTC)
Возможно и реальная, но явно не его.
( 5 comments — Leave a comment )

Profile

4.White Dune
fa_sharp
Alex Justas, тот самый парень.

Latest Month

September 2015
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags

Любить - это понимать, принимать пороки другого. Я ненавижу охоту; я за косметические операции; я выступала за аборты; фанатики мне отвратительны; я обожаю Пикассо; мне не нравятся квартиры, где в застольях ничего не изменилось, кроме электричества; я предпочитаю ужинать с транссексуалами , нежели с занудами. © Eve, Pedale Douce
Powered by LiveJournal.com
Designed by Teresa Jones